АВЧ (av4) wrote,
АВЧ
av4

Categories:

Александро-Свирский монастырь: два в одном

Мое нынешнее 8 марта прошло в весьма интересных местах - к северо-востоку от Петербурга, в сторону Свири и Олонца. И главным пунктом дня безусловно стал Александро-Свирский монастырь. В сущности, цельных монастырских ансамблей с древнерусской архитектурой, чтоб сразу вам и собор, и трапезная со звонницей, и палат всяких, и башен со стенами (это уже в зависимости от комплектации) - не такое уж и необозримое количество. Даже можно подсчитать на досуге, и выйдет сильно меньше, чем было до 1917 года, что понятно. Самые северные из них - Соловецкий, Антониев-Сийский, Крестный на Кий-острове, Кирилло-Белозерский, Ферапонтов, Горицкий, Спасо-Прилуцкий, Тихвинский Успенский, Зеленецкий. Ну и в десятку северных безусловно войдет Свирский, уникальный еще и тем, что тут на самом деле сразу два монастыря, два в одном.







Не уверен, что многие ясно себе представляют это место. Почему-то специальной литературы по Свирскому монастырю очень мало, не доводилось видеть архитектурных реконструкций и планов, не попадались за редким исключением даже беглые статьи по архитектуре его памятников. В затасканной на безрыбье книжке Гоголицыных по памятникам Ленинградской области и вовсе перепутаны фотографии, из-за чего совсем легко запутаться, где там и что. Официальный сайт монастыря расскажет вам о чем угодно, только не об архитектурном комплексе. Казалось бы, именно сайт и должен в первую очередь ориентировать паломников, куда бежать, чему поклоняться. Но даже плана, на котором были бы обозначены все постройки, там нет. Зато он есть на Соборах.ру, которым респект. Предлагаю по итогам поездки просто закрепить материал, дабы впредь не путаться.



Во-первых, не стоит искать монастырь в пунктах, созвучных ему по названию, типа Свирицы или Свирьстроя. Не найдете. Находится он в селе Старая Слобода, примерно в 20 км к северу от города Лодейное Поле, уже на правом (северном) берегу Свири, но сильно в стороне от реки, среди лесов и озер.

Как и история многих древних обителей, прошлое этой тоже связано с судьбой, смертью и прославлением одного подвижника, давшего монастырю и жизнь, и имя, и всю последующую славу.  В данном случае это Александр Свирский
(1448-1533), живший долго и так с точки зрения церкви правильно, что однажды удостоился чудесного явления не кого-нибудь, а самой Святой Троицы. За это и был сразу выделен среди всех русских святых. Уже через 14 лет после смерти был канонизирован и тут же при Иване Грозном чуть ли не возглавил специально созданный пантеон собственных русских чудотворцев. Свирскому был посвящен один из приделов собора Покрова на Рву (Василия Блаженного). Это уже потом были обретены мощи, и оказалось, что они нетленны. О мощах стоит сказать особо. Это тоже практически уникальный пример в русском православии, когда тело сохранилось не в мумифицированном "иссушенном" виде (каковые  можно наблюдать в киевских пещерах), а с сохранением объемности и плотности тканей. Мне это напомнило забальзамированное тело хирурга Пирогова, находящееся в склепе его усадьбы под Винницей, но там это результат бальзамирования и ухода, да и лежит Пирогов с 1881 года. А здесь и правда необъяснимое явление. Мощи Александра Свирского были сохранены в советское время в Военно-медицинской академии в Ленинграде и вновь вернулись в его монастырь.

Итак, монастырь основан на берегу Рощинского озера в 1485 пришедшим с Валаама преподобным Александром Свирским, быстро приобрел известность и покровительство московских великих князей и царей, особенно после канонизации Александра Свирского в 1547. Монастырь посещали Борис Годунов, Петр
I, другие государи. В XIX в. монастырь называли «северной лаврой», ему подчинялись 27 монастырей и пустыней, одно время в нем жили святитель Игнатий Брянчанинов и первый оптинский старец Леонид. В 1918 монастырь был закрыт, настоятель расстрелян, здания использовали под тюрьму, дом инвалидов, психбольницу. Вновь открыт в 1997, проведена частичная реставрация. Уникальные по сохранности нетленные мощи Александра Свирского, обретенные в 1641, в 1997 возвращены в монастырь. Монастырь состоит из двух возникших одновременно комплексов, основного Троицкого и первоначально кладбищенского Преображенского, имеющих сейчас вид двух самостоятельных монастырей.



Эта единственная внятная схема двух ансамблей, которую удалось найти. Легенда местами ошибочна, с точки зрения датировок зданий.
Важно запомнить основное. Первым со стороны въезда в село вас встречает Троицкий монастырь. Это основной и самый значительный с архитектурной точки зрения комплекс. На этом месте и возник когда-то монастырь, и были построены первые каменные здания. Здесь же в соборе сохранились ценные росписи начала 18 века. Второй, дальний, Преображенский монастырь, архитектурно менее интересен, но ценен силой предания и реликвиями. Он вырос на месте, где стояла келья Александра Свирского и где ему же явилась Троица (там теперь часовня) и где потом стали хоронить монахов. Т.е. это изначально кладбищенское место. И именно там в соборе (в левом, северном приделе) находятся мощи святого. Но зато нет никаких росписей и почти никакой яркой архитектуры. Вот как-то так.



Начнем с Троицкого монастыря.
Троицкий комплекс: первоначально пятиглавый (сейчас одна глава), четырехстолпный Троицкий собор (1694-1698, заменил собор 1533, построен костромскими мастерами, в интерьере выдающиеся фрески 17о8-1713 костромской артели Леонтия Маркова, новый иконостас); Покровская церковь с трапезной и звонницей (около 1585, отреставрирована в 1969-1976, арх. А.Н. Милорадович); трехшатровая звонница (1647-1674, отреставрирована с воссозданием первоначальных завершений в 1970-е, арх. А.Н. Милорадович); церковь Иоанна Дамаскина (1716-1718); корпуса и стены кон. XVII в., с последующими перестройками.


Вид с колокольни Преображенского монастыря на Троицкий. Между двумя ансамблями метров 200-300. Здесь в очередной раз видно, что наша древнерусская архитектура в современном ее состоянии - во многом плод творчества советских реставраторов. Хорошо это или плохо, отдельный вопрос, но это следует признать как данность. Обратите внимание, на звоннице нет трех шатров, а в комплексе трапезной (справа) нет ни башенки-звонницы, ни красивых труб. И лишь один собор не изменился с тех пор.


В советские времена, когда в монастыре сидела психушка, безжалостно растесали окна братского корпуса, из-за чего он сейчас выглядит советским бараком. Судя по новеньким стеклопакетам, возвращать фасаду историческую ритмику проемов пока никто не собирается.  Хотя, надо сказать, что весь этот комплекс передан монастырю совсем недавно, и большие реставрационные работы в нем еще не начались. Вся церковная жизнь сейчас сосредоточена в Преображенском, где мощи и паломники. А здесь пока тишина, хотя храмы открыты. Вся видимая реставрация еще советская, с некоторыми поновлениями в виде зеленой покраски по оцинковке. А сразу после реставрации были лемеховые покрытия.


Самое ценное с точки зрения архитектуры во всем Свирском монастыре (в обоих комплексах) - Покровская церковь с трапезной палатой и звонницей и рядом стоящая отдельная трехшатровая звонница. Это главные здешние шедевры, самые ранние каменные постройки. Правда, как выяснилось из недавних исследований Д.А. Петрова, не такие древние, как считалось до последнего времени. Покровская церковь с трапезной обычно датировалась 1533 г. и подавалась не только как древнейшая каменная постройка здесь (что правда), но и как дело рук самого Александра Свирского, незадолго до сметри начавшего перестраивать монастырь "в камне". Это оказалось неправдой. При Свирском вероятно был построен только собор, о котором мы ничего не знаем, ибо его сменил ныне существующий. Петров убедительно датирует комплекс трапезной временем около 1585 года, связывая ее по ряду типологических и стилистических черт с трапезными Клопского и тихвинского Успенского монастырей 1560-1580-х гг. Так что самое древнее сооружение Свирского монастыря оказалось на полвека моложе, чем думали. Но хуже оно от этого не стало.  Это великолепный памятник, к тому же блестяще отреставрированный А.Н. Милорадовичем.


У этих северных памятников особое место в истории древнерусского зодчества. Их не очень понятно куда вставлять, например, в общий курс лекций. Обычно ведь как, последовательно дается архитектура древнерусских княжеств после распада Киевской Руси - Владимиро-Суздальская школа, затем Новогород и Псков. Потом стартует ранняя Москва, новый этап с постройки Кремля и кремлевских соборов итальянцами. Потом итальянские влияния в 16 веке, шатровые храмы, многопридельные грозненские храмы (Василий Блаженный, Дьяково, Старица, собор Авраамиева, Клопского и Соловецкого монастырей), потом рафинированная годуновская архитектура 1580-90-х (Большие Вяземы, собор Боровского монастыря, Троицы в Хорошеве, Красное-на-Волге). А дальше пауза Смуты и возрождение каменного строительства уже в рамках узорочья 17 века. Но при этом за рамками разговора остается огромный пласт памятников в северных и северо-западных землях, в первую очередь Новгород в промежутке между завоеванием Ивана III разгромом Ивана Грозного, от 1470-х до 1570-х. Новгородская архитектура 16 века была мощной и довольно самобытной, хотя и получила сильную московскую прививку. В.В. Седов и Д.А. Петров вполне резонно полагают, что и после "государева погрому" 1569 года новогродские артели, покинув разоренный Новгород, продолжали работать в северных монастырях, дойдя до Соловков. К востоку от Новгорода эта сильная архитектура переплеталась с развитой каменной архитектурой Белозерья и Ростова. Так что пока Москва с помощью иноземных зодчих генерировала новые формы, на огромной части территории государства продолжала жить несколько иная архитектурная традиция, с явными северными новгородскими чертами, создававшая постройки высокого технического и художественного уровня. И в Свирскорм монастыре мы имеем один из таких шедевров.


Второй здешний шедевр - звонница, вполне укладывающаяся в разговор о трансформации шатра в первой половине 17 века из конструктивной в декоративную форму. 


Троицкий собор по своей архитектуре вторичен и вообще достаточно неуклюж. Ему явно не пошла на пользу давняя разборка четырех глав, их не хватает в силуэте. Окна растесаны, особенно их беспорядочная чехарда веселит на апсидах. Но даже за этими искажениями угадывается четкая ориентация на прототип - Иверский собор Валдайского монастыря, сооруженный патриархом Никоном в его первом по времени (до Нового Иерусалима) амбициозном монастырском ансамбле. Об этом в своей монографии пишет Марина Вдовиченко. Вероятно от образца исходит суровый образ, никак не соотносимый с декоративным изобилием узорочья 17 века. Известно, что соборы Никона, особенно ранние (Валдай и Кий-остров) были подчеркнуто аскетичны и воскрешали дух "древлего благочестия", ориентируясь на формы грозненских или даже еще более ранних памятников. От Иверского собора здесь общая конструкция и конечно решение галереи с крыльцом. Но в целом постройка вышла сильно примитивнее и грубее своего прототипа.


От соборного крыльца видна маленькая церквушка Иоанна Дамаскина начала 18 века. Но она погоды не делает, а только оттеняет своей миниатюрностью массив собора.


Забавный столп, подпирающий свод галереи.


Внутри собора хорошие росписи приглашенной костромской артели. Интересно, что такое искусство делалось в 1710-е годы всего в 300 км от строившегося европейскими мастерами Петербурга. Две России существовали параллельно, и очень даже рядом. Хотя росписи лишь на первый взгляд кажутся архаичными, при близком рассмотрении в них обнаруживается много европеизмов, привнесенных под влиянием западных гравюр, что характерно для ярославской школы 17 века, к которой были близки и костромские мастера.


Больше в Троицком монастыре смотреть нечего, направимся к Преображенскому. Снаружи он даже выглядит более картинно, с башенками по углам, вертикалью колокольни, куполом надвратной церкви. Он и более ухожен, ибо уже давно передан РПЦ и восстановлен. Преображенский комплекс: двустолпный пятиглавый Спасо-Преображенский собор (1641-1644, правый придел Захарии и Елизаветы 1661-1668 (шатер утрачен, с запада сделана пристройка 1795 г. в стиле барокко), левый придел Александра Свирского 1716, собор серьезно реконструировался в 1856-1857 и 1873-1874 – были изменены кровли, растесаны окна, сделана западная пристройка; в соборе выставлены мощи Александра Свирского); Святые ворота с настоятельским корпусом (1780-1791, арх. М. Кисельников), колокольня (1903-1904); корпуса и ограда XIX в.


Несмотря на то, что здешний каменный собор даже старше Троицкого, все остальное выстроено гораздо позже и к вершинам архитектурного мастерства не относится. На входе всех встречает длинный корпус в стиле классицизма с барочными наличниками, спроектированный неким Кисельниковым.


Он же, с внутренней стороны. Слева чудного вида часовня на месте явления Троицы Александру Свирскому.


Главная и практически единственная здесь архитектурная достопримечательнотсь - Преображенский собор. Довольно заурядный и провинциальный 17 век, очень маленький по размерам. Это и вызвало уже скоро необходимость расширений, в результате чего старый собор оброс пристройками, как днище корабля ракушками. В итоге сейчас собор можно увидеть только со стороны апсид. Пятиглавый (окна центрального барабана некрасиво растесаны), с тремя апсидами, двустолпный в интерьере. Детали на фасадах скромные. Два боковых придела. Тот, что слева от апсид - Захарии и Елизаветы, южный. Его сейчас трудно опознать, поскольку в советское время была снесена шатровая колокольня наверху. Так что сейчас это просто угловая кубическая постройка с декором 17 века. Глава же сейчас стоит не над приделом, а над постройкой, расположенной между ним и собором. Правый (северный) придел Александра Свирского тоже не имеет завершения, но его можно опознать по лишней, четвертой апсиде. Там, в этом приделе, и находятся мощи Александра Свирского.


С западной стороны, от входа, собор и вовсе скрыт большим поздним притвором, фактически ставшим основным храмовым помещением.  Пространство старого собора наполовину превратилось в алтарную часть, скрывшись за иконостасом. Интерьер не сохранился, все здесь новое и какое-то пока не особо трогающее. Есть немного неприятная стерильность в белых стенах и одинаковых деревянных киотах, расставленных по стенам.


На старой съемке хорошо виден утраченный позже шатровый верх над южным приделом. И несохранившееся крыльцо между приделом и апсидами собора.


Так выглядела уничтоженная большевиками рака с мощами Александра Свирского, вложенная в монастырь первым из Романовых Михаилом Федоровичем. Рака стояла в основном помещении собора, а не в приделе, где мощи лежат сейчас. Видно, что собор был весь расписан. Сейчас белые стены.


Сегодня мощи Александра Свирского выставлены скромнее. Фото не мое, там съемка не приветствуется.


Эта рука закончила свою земную жизнь в 1533 году, и с тех пор без всяких мавзолеев. Мдаа.....


Занятная колокльня в византийском стиле - последнее, что было построено здесь до 1917 года.  Монастырь много обязан своим благолепием в конце 19 века настоятелю Агафангелу, превратившему его в популярный и благоустроенный центр паломничества.


Ну и напоследок пара кадов с видами Троицкого комплекса.


И вот такой провожавший нас добрый северный пёс.
Да, и еще рядом с Троицким монастырем имеется очень даже приличное кафе-бистро, где все вполне по-европейски, и есть даже глинтвейн с чизкейками. По моему глубокому убеждению, в таких монастырях, как и в человеке, все должно быть прекрасно - и большое, и малое, и внешнее, и внутреннее. Вот еще бы на своем сайте архитектуру прописали...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments